Прес Центр 

sample image Колегіум у засобах масової інформації...
Ласкаво просимо

Бібліотечний Центр 

sample image О, книги, найкращі порадники, найвірніші друзі! (Г. Сковорода) Ласкаво просимо

Громадська Приймальня 

sample image У цьому розділі Ви можете поставити питання директору НВК... Ласкаво просимо

Розклад Дзвінків 

 Початок уроку

 Кінець уроку

1 08 : 30  09 : 15
2  09 : 25  10 : 10
3  10 : 20  11 : 05
4  11 : 15  12 : 00
5  12 : 15  13 : 00
6  13 : 10  13 : 55
7  14 : 05  14 : 50
8  15 : 00  15 : 45

Non scholae, sed vitae discimus.
Вчимося не заради школи, а для життя.

Сенека

Ювілейні Дати 

У кожного є день народження. Навіть у школи. Рік народження нашої школи - 1970. Багатьом херсонцям, своїм випускникам, дала вона знання. Ми щиро вдячні всім, хто разом з нами намагається підтримувати заклад, створювати умови для учнів.

І кожного року ми презентуємо позитивні зміни в школі, а в ювілейні роки - готуємо особливі дарунки.

kaleniukКАЛЕНЮК ТАТЬЯНА ПАВЛОВНА,
директор школы (1983-2000 года)
«Семнадцать лет и семь месяцев в воспоминаниях о 51-ой»
Счастлив, кто посетил сей мир
В его минуты роковые...
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир
Он – их высоких зрелищ зритель.
Ф. Тютчев

Вся моя жизнь, за исключением первых детских семи лет, непрерывными нитями связана со школой. С семи до семнадцати – ученица, с семнадцати до двадцати двух – студентка физмата Херсонского педагогического института, с двадцати двух до ближайших шестидесяти двух – учительская судьба. Когда-то моя мама искренне желала чтобы я была хотя бы завучем. И звезды, которые освещали мой путь, распорядились так, что я стала и завучем, и позже, директором школы № 51. Но мама, рано покинув этот мир, так и не узнала об этом. Сегодня же мне, как и ей когда-то, очень хочется, чтобы мой сын, которому двадцать пять, стал поскорее, ну скорее же – кандидатом наук в области физики. Успей же, сынок!
Сейчас, когда я пишу эти строки, за окном осень, такая же богатая, золоченная, как на художественной миниатюре. Я часто смотрю на эту картинку неизвестного автора, и каждый раз вижу что-то новое. Вот и сегодня: между нарядными осенними деревьями, среди них и березки, напоминающие моё детство в России, пролегает узкая тропа, а в туманном далеке виднеется силуэт православного храма. И совсем еле заметная, маленькая, трепетная фигурка женщины на тропе, ведущей к храму. В этой женщине я могу увидеть каждую из нас, педагогов 51-ой, в том числе и себя. Подарена мне эта прелесть уже давно Дорониной Антониной Михайловной, тогда – учительницей географии, председателем профсоюзного комитета, молодой, красивой, необыкновенной классной руководительницей, любимой и понимаемой своими учениками, так как сама являлась выпускницей нашей школы. И вот уже шесть лет Антонина проживает в Нью-Йорке и с завидной регулярностью, присущей, очевидно, учительской профессии, поддерживает устно и письменно связи с бывшими коллегами.
Наша школа – это тоже храм высоких стремлений ума и души. Переступила я её порог впервые 28 февраля 1982 г. в день своего рождения, поэтому забыть эту дату просто невозможно. Виктор Георгиевич Удовиченко, заведующий Комсомольским районо, представил меня коллективу, как директора школы, кем я и являлась семнадцать лет и семь месяцев.
Школа работала в две смены. Ученический контингент составлял число в пределах тысячи. Но в некоторые годы превышал и это число. Учителей и воспитателей групп продлённого дня – более пятидесяти. За все эти годы коллектив менялся: одни уходили по сокращению штатов, как, например, воспитатели групп и учителя начальных классов, так как их количество, определенное реформой школы, стало излишним из-за неосуществления последней, которая предполагала в 1-3 классах наполняемость 25 учеников. Увы, наша действительность не выдержала популярного лозунга: «Всё для детей!» Другие искали себя в новой работе, в другом месте. А иные, в отличие от перечисленных выше, уходили в вечность.
Осадчий Илья Петрович – военный руководитель. Сказать о нем так, значило бы назвать только занимаемую должность, в которой после его ухода из школы и из жизни пребывали многие. Но если первый был создателем целого комплекса: стрелкового тира, кабинетов НВП и ГО, музея боевой славы, городка для проведения учебных занятий, то другие, пришедшие позже, по разным причинам стали разрушителями сделанного их неутомимым предшественником. В день проведения занятий по НВП учащиеся старшеклассники носили военизированную форму со знаками отличия командиров взводов. Дисциплина – армейская. Строевая подготовка, стрельба в школьном тире. Участник Великой Отечественной, армейский капитан, работая уже военруком в школе, получил своё последнее воинское звание – майора. Внешне всегда выглядел безукоризненно: в военной форме или в гражданском костюме. Подтянут, строен, красив какой-то особенной строгостью уже седоволосого мужчины. Команда школы была участницей всех «Зарниц» республиканского значения, т.е. представляла Херсонскую область. Последняя из игр была во Львове. Ребята одеты в специально сшитые формы зарничников. Готовил их Илья Петрович, не считаясь ни со временем, ни с собственным здоровьем. Авторитет Осадчего был непререкаемым. Его личность в то время занимала умы и тревожила многих и воспитанников и коллег. Так Татьяна Николаевна Маслова при проведении урока русской литературы в 5 классе использовала картину Васнецова «Три богатыря». Называет имена этих самых богатырей: «А это, дети, Илья Петрович...» (вместо Ильи Муромца). Для всех, кто знал этот эпизод урока, картина «Три богатыря» увековечила память о нашем славном богатыре, военном руководителе, Илье Петровиче.
С первых минут знакомства со мной Илья Петрович произнес короткую, запомнившуюся мне фразу: «Татьяна Павловна, Вам необходимо врастать в гражданскую оборону». И это было вполне серьёзной работой. Планы гражданской обороны составлялись на военное и мирное время. Папки, в которых хранилась документация по ГО, занимали в моём сейфе одну полку из двух. Я – начальник ГО, Осадчий И.П. – неизменный начальник штаба. Во время проверки состояния дел по данному вопросу комиссией Одесского военного округа, сначала два полковника, которых привел представитель облоно, устроили мне настоящий экзамен по ГО и я, как хорошая ученица, ответила на все их вопросы. Ещё бы, у кого мог быть такой учитель, как у меня Илья Петрович? По результатам проверки и всего остального были выставлены высокие баллы, я награждена значком «Отличник гражданской обороны СССР».
В школе есть прекрасная традиция – не забывать своих традиций. Здесь помнят всех, кто служил в этом высоком храме, школе № 51.В холодный, осенне-зимний день мы навсегда прощались с Осадчим Ильёй Петровичем. Чайковский В.В., подполковник, проявил армейскую целеустремленность. Благодаря ему погребение нашего незабываемого майора Осадчего сопровождалось последними для него залпами.
Николай Пантелеевич Петриченко, незаменимый никем учитель музыки. В школе и за её пределами звучали три разновозрастных хора. В репертуаре была и классическая и народная музыка. Ирина Борисовна Некрасова – неизменный аккомпаниатор, сам мастер – дирижер. Репетиции могли проходить на каждой перемене. На дверях кабинета музыки вывешивалась табличка: «Идёт репетиция І группы, ІІ или ІІІ. Все хористы незамедлительно прибегали сюда. Иногда Николай Пантелеевич приносил из дома говорящих, звучащих попугайчиков. Он мог обучить даже птиц. Нужно ли говорить о том, что хор 51-ой перепеть не могли ни один из других школьных коллективов Херсона. А Николай Пантелеевич, достигнув пенсионного возраста, ушел на отдых, заслуженный им, как может быть, никем другим, но так и не воспользовался этим. С большим мастером своего дела, служителем музыки простился коллектив школы.
Зинаида Дмитриевна Иванова – учительница математики. Была самой опытной, совершенной во всём. Она первой создала кабинет математики, оформив его с особой тщательностью и любовью. Аккуратная, чёткая, строгая, неутомимая труженица, мудрая женщина. Но я, почему-то всегда с улыбкой, вспоминаю и то, как она, нам, младшим по возрасту, раскрывала тайны брачных отношений: «Не угодишь телом, не угодишь и делом!» Наша Зинаида Дмитриевна! Всегда сосредоточенная на главном в её жизни – работе, она для всех нас была эталоном, а он подделке не подлежит. Её последние ученики Ерохин Сергей, Каленюк Алексей заканчивают аспирантуру в области точных наук. Фундамент знаний, заложенный Зинаидой Дмитриевной, прочный и разрушению не подлежит – в отличие от жизненных сил, которые сожгли своё горючее и так неожиданно для всех, кто её знал, покинули Иванову Зинаиду Дмитриевну.
Всё сказанное об ушедших в вечность из школы № 51, лишь подтверждение тому, что они были лучшими из нас, а возможно, жив во мне синдром возрастной солидарности. Ведь и мне уже столько лет, сколько было им, безвременно ушедшим. Поэт В.Брюсов еще в прошлом веке написал строки, как будто для них и нас тоже:
«Умершим мир! Но да не встанет
Пред нами тягостная тень!
Что было, да не отуманит
Теперь воспламенённый день!
Умершим мир! Но мы, мы дышим,
Пока по жилам бьётся кровь,
Мы все призывы жизни слышим
И твой священный зов, Любовь!

Мы живы, а значит любим, помним. Время неумолимо движется вперед, и стрелки часов идут только в этом направлении. Даже если возникает необходимость их перевести из-за отставания или поспешности хода, мы это делаем тоже поворотом вперед. И только в математике движение по единичной окружности против часовой стрелки принято называть положительным.
Вот и я, мысленно возвращаясь в прошлое, позволю себе этот экскурс наделить знаком «плюс», так как мне, действительно, повезло работать в такое время, когда слово Родина имело поистине магический смысл. Лучшие учащиеся школы несли почетную вахту на посту № 1 у могилы неизвестного солдата, где горел вечный огонь и возвышалась огромная монументальная скульптура матери-Родины, совсем как в других больших городах, обожженных, как и наш Херсон, пламенем Великой отечественной. Недалеко от парка Славы располагалось караульное помещение, где находились ребята. Здесь же мы, учителя, проводили консультации, а офицер – начальник караула и военный руководитель проводили интересные встречи с ветеранами Великой отечественной. Обычно наша школа несла эту почетную вахту в зимнюю стужу. Ребята были одеты в военизированную форму одежды. Дисциплина и строевая подготовка заслуживали восхищения. В школе часто можно было видеть прибывших в отпуск наших ребят, военнослужащих разных родов войск. Солдатики и курсанты военных училищ Хапёрский Валерий, Булдыгеров Сергей и другие были самыми желанными гостями. Весть об их приходе молниеносно облетала школу. Ещё бы, они были самыми заметными в армейской форме, которую носили с особой гордостью, а наши ученики, юноши все хотели быть похожими на них.
Дни гражданской обороны, ежегодно проводимые в школе, привлекали внимание всех жителей окрестных домов. Помню, однажды, для проведения таких учений были привлечены машины скорой помощи и пожарной части. Военрук Чайковский В.В. вместе со старшеклассниками вынесли красное знамя по лестнице, воздвигнутой пожарниками, с третьего этажа школы.
И торжественные линейки, и праздники, и военно-спортивные состязания, и школьные вечера составляли странички школьного календаря. Спортивный зал был наполнен ребятами до глубокого вечера. Работали много секций и все бесплатные. Здесь царил дух учителей физкультуры Кукоты В.Н., Запары А.Н., Харлова М.И. учащиеся получали полноценное горячее питание: завтраки и обеды по доступным ценам, а малыши – бесплатное молоко и булочку. Для детей шестилетнего возраста был оборудован целый комплекс: классная комната для проведения занятий, спальная и игровая. Учебниками пользовались из школьной библиотеки бесплатно. На педагогических советах разбирались вопросы сугубо учебно-воспитательного процесса и ни разу... о сборе денег в фонд школы. В детские сады и учебные заведения подключали теплоносители даже раньше положенного срока 16 октября. Учителя ходили в школе в туфлях на высоком каблуке, никто из них не напоминал качан капусты, как в детской загадке: «сорок одёжек и все без застёжек».
Работали самозабвенно. Доносили до своих учеников и информацию, и позицию, порой забывая о своих семейных обязанностях, но считаю немаловажным, что наши собственные, учительские дети, Булдыгеров Сергей, Хапёрский Валерий, Шехтер Оксана и Шехтер Роман, Качан Геннадий, Тищенко Александр, Тептя Александр, Кукота Наталья, Липовяк Виктория, Кирсанова Наталья и Кирсанов Виктор, Чернышов Александр, Компанец Максим, Каленюк Алексей также учились в этой замечательной школе и позже все получили высшее образование.
Наши выпускники успешно учились в самых престижных вузах страны: в московском, ленинградском, киевском университетах, в МФТИ им. Баумана, в медицинских, авиационных и других вузах. Да, пожалуй, нет такой отрасли, где бы они не проложили свой след, и только благодаря знаниям, без участия в этом процессе денежных знаков. Не было ни единого случая, чтобы медалисты школы или её лучшие ученики не подтвердили свой высокий статус. Среди них: Моторыкин Виталий, Коваленко Александр, Пуляев Роман. Гусев Михаил, Амелина Татьяна, Кудряшов Иван, Санин Александр, Шехтер Оксана и конечно, многие другие: и Ломовацкий Денис, и Погаев Руслан и... Вы все составляете самый драгоценный фонд школы.
Однако, в самом деле, нет правил без исключений. Когда-то Клару Новикову, да, её, знаменитую артистку эстрады, не приняли в Киевский, театральный. Приезжая в нашу столицу, проходя мимо этого учебного заведения, Клара низко кланяется ему и произносит: « Спасибі, що не прийняли!" Точно также мог бы поступить и наш медалист Виталий Моторыкин, которому на вступительных экзаменах по английскому языку в Херсонском педагогическом поставили оценку «2», даже не «3». К счастью, Виталий сразу же едет в Киев, сдаёт этот же экзамен на оценку «отлично» в институте международных отношений. Изучив ещё ни один иностранный язык, он успешно оканчивает это высокое учебное заведение и работает в одном из посольств.
Учили украинскому, который в те времена еще не был государственным языком, Нагорнюк Валентина Яковлевна, которая, однажды, к уроку испекла каждому ученику своего 5 класса птичку-жаворонка для более глубокого усвоения ими фольклорных традиций украинского народа. Ускач Раиса Федоровна сама окончила филологический с отличием, «красным», как тогда называли, дипломом, умела передать своим ученикам всю глубину познаний. Грищенко Людмила Алексеевна так выразительно читала тексты диктантов, что все ученики писали их только на «хорошо» и «отлично».
Учили математике – Иванова З.Д., Иванова Г.В., Назарова Л.И., Деревенько Н.В., Шаповалова (Качан) О.Н., Каленюк Т.П. Наш умственный и духовный настрой составлял полную гармонию. Возможно, по этой причине никогда никому из претендентов на медаль не была снижена оценка по математике городской или областной комиссией.
В 51-ой проводились семинары директоров школ, заместителей по учебно-воспитательной работе, руководителей допризывной подготовки юношей. Открытые уроки учителей Шехтер С.А., Компанец О.И., Сараевой В.Н., Чернышовой М.Н.,
Клочко А.В., Сипко Л.В., Булдыгеровой В.Д. заслуживали самые высокие оценки. Но и для этого правила было исключение. Помню, на одном из семинаров урок биологии проводила, тогда ещё совсем молодая, учительница Моисеенко Галина Николаевна. Она аргументировано, с применением таблиц и слайдов, давала детям научную трактовку происхождения жизни на земле. А священнослужитель, отец Виталий, приглашенный на этот урок, без всякой наглядности, но очень убедительно преподнес религиозную трактовку этого же вопроса. Все присутствующие, без сомнения, усвоили его объяснение лучше. А было это в конце восьмидесятых, когда дороги к храму еще не были проложены, во всяком случае, в школе.
Но... «бегут, меняясь, наши лета,
меняя всё, меняя нас».

И крещение отцом Виталием молодой учительницы дало свои плоды. Позже, Галина Николаевна, участвуя в городском конкурсе «Учитель года», заняла призовое место. После неё также успешно заявила о себе и учительница физики Чернышова Мария Николаевна.
Цвайгенбаум Дина Вениаминовна и Кагнер Рудольф Давыдович первыми в школе провели бинарный урок физики и трудового обучения. Шехтер Светлане Анатольевне принадлежит открытие литературных гостиных, часов общения учителей и старшеклассников. И в собственных, нигде не прочитанных критических суждениях по поводу какого-либо литературного персонажа, проявлялась масштабность личности завуча школы Бронштейна Виталия Авраамовича. Я же, директор школы, учитель математики, уже совсем не по своему профилю читала проникновенные строки поэтов серебряного века. Чайковский Виталий Васильевич, с присущим только ему мастерством и артистичностью, умел вплести в эту канву урока смысловой жизненный эпизод. А Светлана Анатольевна – учитель высшего порядка, умела исключительно действовать в любой неожиданной ситуации. Поэтому процесс обогащения знаниями, мыслями, суждениями, впечатлениями был обоюдным и для учеников и для педагогов.
В воспоминаниях по мере своих, весьма ограниченных возможностей, я старалась показать, что вы и наши ученики составляли всё лучшее, что было в прошлой моей жизни. Мы выполняли своё дело, за которое нам нечего стыдиться: учили и основам наук, и благородству, и достоинству.
В классе на уроке перед нами дети – наши ученики, и независимо ни от времени, ни от обстоятельств, эти встречи должны быть только плодотворными. Это и есть учительское счастье. Звуки жизни и сегодня переполняют школу № 51 своими благодатными мелодиями. Ветеранов педагогического труда, тех, кто ещё работает на этой щедрой ниве просвещения или пребывает на заслуженном отдыхе, т.е. и себя тоже словами поэта Ф.Тютчева я пытаюсь предостеречь:
«от чувства затаённой злости
На обновляющийся мир.
Где новые садятся гости
За уготованный им пир».

На сайті Один гість та користувачі відсутні